Мистика Led Zeppelin

Led Zeppelin не раз называли группой, продавшейся Дьяволу, купившей славу у самого Сатаны и подобное. Какие слухи ходили о магических способностях музыкантов?

«Однажды утром в Headley Grange я проснулся от того, что на меня смотрел жёлтый глаз единорога, из пасти которого валил дым, — вспоминает о своей встрече с потусторонним Би Пи Фэллон, публицист Led Zeppelin начала 70-х. — Первое, что мне пришло в голову, было: «Ты неплохо выглядишь сегодня, Джимми!». Я имею в виду… Ну вы знаете, все эти истории… Затем я услышал, как за дверью хихикает Бонзо. Он подложил в постель дохлого козла и дымовую шашку. Это было мое первое знакомство с мистикой Led Zeppelin».

Слухи о дьявольщине преследовали Led Zeppelin на протяжении всей карьеры. Ходила молва, что они приобрели успех, заключив сделку с сатаной, чего, забавно, не совершил лишь тихий участник группы Джон Пол Джонс. Led Zeppelin наполняли адским пламенем насыщенные образы своих стихов, в действие приходит умышленно мистическая природа обложек альбомов, а Джимми Пейдж открыто интересуется оккультистом Алистером Кроули. Всё это снова всплывёт на поверхность в 80-х, когда христианский фундаменталист заявит, что Stairway To Heaven содержит скрытые, написанные задом наперёд сатанические послания.

Би Пи Фэллон говорит: «Люди не могут поверить в то, что вы можете быть удивительно талантливыми, не продавая душу дьяволу. Повторяется история с Робертом Джонсоном на перекрёстке — у дьявола самые лучшие мелодии. Рок-н-ролл — это живая мифология. Такой силы как у Led Zeppelin не было ни у кого — ни до, ни после».

Вопрос: действительно ли они относились к этому так серьёзно?

60-е были временем духовных исследований. Как сказал Джимми Пейдж: «Это было большое возрождение, духовное возрождение по всему миру. Был огромный интерес к кельтской мифологии, средневековью и землям, где многие из этих истин были уничтожены во имя церкви. Но меня очень очаровывают подобные вещи».

Интересы Пейджа имели тенденцию затмевать роль Планта в работе. Однако о Tangerine из Led Zeppelin III и других поэтических вкладах Пейджа говорят, что они закончились с первым же альбомом. Начиная со второго альбома, который не был связан с цикличным блюзом, Плант начал вносить мистический взгляд на мир, что контрастировало с более тёмными пробами его партнёра по сцене. Эта разница подчёркнута ролями, которые они выбрали для себя в сюжетах фильма «The Song Remains The Same»: Плант — рыцарь круглого стола короля Артура, борющийся со злом и получающий в награду любовь, естественно, прекрасной дамы; Пейдж — две разные фигуры в капюшонах (одна представляет смерть) на склоне шотландских гор в полнолуние.

Плант твёрдо придерживался полумистического и проповедуемого хиппи взгляда на мир, в котором астрология, Таро, Джон Р.Р. Толкин, восточная религия, кельтские и классические мифы мирно уживались в сложных переплетениях.

«Роберт любил фантазии на темы о гремлинах, гоблинах и сказочных жителях подземелья, — рассказывает бывшая групи Памела де Барр. — Но вы должны помнить, что он был тогда таким юным. Многое из этого было мимолётным интересом. Сомневаюсь, что он до сих пор верит в них».

«Для Роберта это были домовые в смеси с тем космическим, что веяло с Западного побережья, — добавляет Фэллон. — Это было частью того времени, когда люди странствовали повсюду, выглядев как викинги и иногда действуя как они!».

Плант настолько был потрясён «Властелином Колец» Толкина, что назвал своего пса Бродяжником по имени героя книги — Арагорна. Толкин был также ключевым фактором в развитии Планта как лирика. Ramble On содержит его первое обращение к работе автора: это что-то несообразное «Gollum and the Evil One» («Голлум и Зло»), которые украли девушку у бродяги. Плант снова взывает к Толкину в The Battle Of Evermore («the ring wraiths ride in black» — «кольцо обращает дух во тьму») и упоминает гряду гор Средиземья в названии песни Misty Mountain Hop (Полёт над Мглистыми горами).

В свою очередь, Толкин многое заимствовал во «Властелине Колец» из кельтской и скандинавской мифологии, которая привела Планта к чтению работы Льюиса Спенса «Магические искусства в кельтской Британии» и навела на мысль назвать своего сына Караком вслед за кельтским героем Карактакусом. Иногда подобные упоминания очень отчётливы, как в случае с The Battle Of Evermore или же с Immigrant Song о набегах викингов из мифов. Хотя, по большей части, Плант создаёт преувеличенные волшебные ландшафты как декорации к довольно стандартным романтическим темам. В What Is And What Should Never Be Плант приглашает влюблённого присоединиться к нему в замке в окружении мистического шторма, а позже в Going To California говорит о «white mare in the footsteps of dawn» («белой лошади по следам рассвета»).

К четвёртому альбому Led Zeppelin Плант вывел образ романтичной особы: появляясь в Going To California «with love in her eyes and flowers in her hair» («с любовью в глазах и цветами в волосах»), она также является «the lady who’s sure all that glitters is gold» («девушкой, которая уверена, золото — всё, что блестит») в Stairway To Heaven. Если мир первых двух особ и кажется далеким от грубоватой сексуальности The Lemon Song («squeeze my lemon till the juice runs down my leg» — «сожми мой лимон так, чтобы сок побежал по ногам»), то по словам Фэллона «это одно и то же. Они — женщины, он хочет заняться с ними сексом. Так было и продолжается тысячи лет».

Появление 4 символов на обложке четвертого альбома Led Zeppelin также связывалось с оккультными устремлениями гитариста группы. Принято считать, что каждый знак символизирует одного из участников группы. В ходе гастролей после выхода альбома Led Zeppelin IV Пэйдж стал появляться на сцене в так называемом «костюме Дракона», на котором были изображены зодиакальные знаки (Козерог, Скорпион и Рак) наряду с его персональным символом «ZoSo». Смысл последнего остается неясным, хоть и известно, что Пэйдж заимствовал его из книги «Ars Magica Arteficii» (1557) алхимика Дж. Кардана, трактовавшего это изображение как зодиакальный коллаж. Но есть мнение (отраженное, в частности, в словаре «Dictionary of Occult, Hermetic and Alchemical Sigils» Фреда Геттингса, 1982), что это стилизация «666», использованная Алистером Кроули в «Эквиноксе».

С увлечением Пэйджа оккультизмом многие связывают оформление обложки Led Zeppelin IV, в основу которого легла репродукция картины Баррингтона Колби, созданной по мотивам образов карты Таро «Отшельник». (Характерно, что именно в этот образ Пэйдж трансформируется в одном из фрагментов фильма «The Song Remains the Same».) Источником кривотолков явилась и эмблема Swan Song Records (лэйбла, запущенного Led Zeppelin 10 мая 1974 года), образ которой повторял сюжет картины «Evening: Fall of Day» (1869) художника Вильяма Риммера, изображавшей Аполлона, бог света и разума (в других трактовках — Икара, а также Люцифера).

Stairway to heaven с её упоминаниями о Королевах Мая (девушка, избранная за красоту королевой мая в майских играх), волынщиках и кольцах дыма среди деревьев кажется рождением из разных кельтских мифов. Автор «Молота Богов» Стивен Дэвис называет её «приглашением забыть о новых обычаях и последовать за золотом богов. В ней отражена невыразимо сильная потребность к духовным превращениям, лежащая глубоко в сердцах поколения, для которого она предназначалась». По мнению многих девушка, упоминаемая в песне, — это единый образ разных мифологических женщин: сестры короля Артура — колдуньи Морган Ле Фэй, Дианы, светлой греческой богини луны, музы и королевы фей Эдмунда Спенсера. Однако, с той же лёгкостью, она могла бы быть какой-нибудь групи из Sunset Strip. Но уж что точно она не делает, так это не покупает лестницу в ад.

«Я верю в ту доброту, которая заложена глубоко в душе человека, — сказал Роберт Плант, намекая на свой, по существу, ванильный мистицизм. — Таинственное не окружено мраком. Оно окутано интригой». Таким образом, он выполнил свою миссию в отношении тёмной Stairway to Heaven.

Джимми Пейдж был скроен немного иначе. С яростной Вьетнамской войной и нерешительной мечтой 60-х общий мистицизм времени стал ещё более тёмным. «Джимми Пейдж пробовал себя во всём, — вспоминает Памела де Барр. — Это был молодой, бросающийся в глаза парень, который добивался всего, что хотел».

К приходу 70-х у Пейджа уже было время и ресурсы, чтобы поплотнее заняться своими оккультными увлечениями. Он усыпал внутреннюю сторону обложки четвёртого альбома группы рунами, открыл в Лондоне книжный магазин оккультной литературы Equinox в 1976 году и создал вторую самую большую коллекцию в мире артефактов, принадлежавших Кроули.

«У него была невероятная коллекция накидок, тростей и обуви, — рассказывает Би Пи Фэллон, — Но всё было спрятано. Это не было болезнью типа «скорее, скорее приходите и посмотрите». Пейдж завершил её, сделав приобретение самого главного артефакта Кроули — основной резиденции мага Boleskine House рядом с озером Лох-Несс в Шотландии в 1970 году. При попытке реставрировать Boleskine до состояния времён ритуалов Crowley Пейдж даже нанял сатаниста Charles Pace, чтобы нарисовать фрески. «Это не похоже на недружелюбное место, когда вы входите туда, — сказал тогда Пейдж, — просто владеть этой вещью кажется… Меня притягивает всё неизвестное».

До экспериментов 60-х интерес к оккультизму появился в конце 19-го века. Алистер Кроули был ребёнком своего времени. Родившийся в 1875 году в богатой семье строгой христианской веры, Кроули потребовал от своих родителей возмещения за обращение его в сектантство (они были членами секты «Плимутские братья»), тем самым став бунтарём века уже в подростковом возрасте.

Кроули заявил, что его посетил египетский дух, который продиктовал ему «Книгу закона» в 1904 году. По сути, это была выдержка из меню оккультизма (в первую очередь, росикруцианизма, египетской мифологии и йоги) для создания новой «религии». Кроули назвал ее Телема: «наука и искусство как совершать перемены согласно желаниям». Поскольку это происходило через магию (Кроули целый год делал попытки заставить исчезнуть своё изображение в зеркале), нужно было совершать это лишь с полным личным освобождением. Телемитским правилом Кроули стала: «Делай что хочешь, и да будет это главным законом» («Do what thou wilt shall be the whole of the law»), а дух сказал ему: «Чтобы почитать меня, возьми вино и странные наркотики. Испытывай желания, получай удовольствие от всего, связанного с ощущением и восторгом». Религия Кроули в основном была ритуализацией секса с оргиями и употребления наркотиков.

Кроули был сатанистом в такой мере, что принял Люцифера скорее за посредника интеллектуальной и духовной свободы, чем за воплощение дьявола. Чтобы напустить туман на свою деятельность, работать публично и досаждать родителям, он предпочитал называть себя «Великим Зверем 666».

«Я не поклоняюсь дьяволу, — рассказывал Пейдж Rolling Stone. — Но интересуюсь магией. Я чувствую, что Алистер Кроули — непонятый гений, потому что его главной идеей была свобода человека, бытия, и что ограничение нравственно портит человека, приводит к разочарованию, а это ведёт к жестокости, преступности и психическим нарушениям». Освободительное кредо Кроули полностью гармонировало с освободительной философией 60-х. Led Zeppelin вели жизнь, полную секса и наркотиков. Более того, отношение Кроули к личному достижению и совершенствованию должно было привлекать суперудачливых Zeppelin в весьма антиматериалистический век. И Пейдж начертал «do what thou wilt» на дорожке Led Zeppelin III. «Когда откроешь своё истинное желание, тогда помчишься вперёд как паровой поезд, — говорил гитарист. — Если вложишь всю свою энергию в это, нет сомнений, что ты достигнешь цели. Потому что это твоё истинное желание». Вряд ли это договор, заключённый с дьяволом, скорее доказательство непримиримых амбиций.

По словам Би Пи Фэллона, Пейдж держал свои оккультные интересы при себе: «Он верил в свою философию, и это придавало форму его действиям, но она не управляла каждым его шагом в жизни. Не знаю, как далеко он зашёл. Я никогда не видел, чтобы он совершал какие-либо ритуалы. Знаю, что даже йогой никогда не занимался. В полночь он точно не приносил в жертву девственниц. Он просто не мог найти ни одной!».

Майкл де Барр (супруг Памелы в 1977-91), бывший вокалист группы Detective из Swan Song, а также друг Пейджа, как-то рассказал биографу Led Zeppelin — Ритчи Йорку: «Как идиот я занимался тогда делом Кроули. Я привык спускаться вниз и навещать Джимми в его доме в предместье Пламптон, а он вытаскивал шмотки Кроули, колоду Таро, всё имущество Кроули, которая входила в его коллекцию. Думаю, это здорово! Всё было так извращённо и развратно».

Были ли это тогда вещи из несессера? Памела де Барр верит, что Пейдж ловил кайф от декаданса: «Думаю, Джимми нравился причудливый Кроули за то, что он весь был окутан мраком. Он был любопытен в отношении тёмных аспектов, он всюду носил свои хлысты, и ему нравилось причинять небольшую боль страждущим девушкам». Тем не менее, оба — и Фэллон, и Памела де Барр — верили в то, что Пейдж был искренен в своих увлечениях. «Я думаю, Джимми по-настоящему верил во всю эту чепуху, — говорила де Барр. — Он много почерпнул из этого. Это способствовало созданию его ауры и таинственности. И, конечно же, был элемент ломания комедии, который витал вокруг тех больших залов в мантии Кроули. Но вы же не покупаете чей-то замок только оттого, что совокупляетесь рядом. Кроме того, он известен своей скупостью, он должен был действительно целиком увлечён тем, чтобы заплатить за это!».

Слухи о сатанизме не прекращались и после распада Led Zeppelin. В 80-х известный американский баптист использовал радио-проповеди, чтобы заявить, что Stairway to Heaven несёт действующие на подсознание сатанические сообщения, написанные задом наперёд. Тогда, в апреле 1982, Ассамблея штата Калифорнии запустила плёнку песни с конца в сторону начала на публичной сессии. Stairway — наряду с песнями The Eagles, ELO и Lynyrd Skynyrd — были обвинены в содержании сатанических сообщений.

Определённо, никто не отрицает, что, если вы включите «There’s still time to change the road you’re on» назад, фрагмент прозвучит как: «Here’s to my sweet Satan» («За здоровье моего милого сатаны»). Что же тогда — шутка? Или случайное совпадение? Плант нашёл обвинения «глупыми — намерения той песни были только позитивными». На более практичном уровне инженер Stairway to Heaven — Andy Johns заявил, что процесс обратной записи невозможен.

«Многие мистические вещи ставили в тупик, — говорит Памела де Барр. — Миф создавался ими, чтобы они казались более интригующими». Он определённо срабатывал. Хотя, возможно, это было самым лучшим, что помогло отсрочить последнее слово Роберта Планта. Как-то певец сказал: «Это всё чушь насчёт дьявольских вещей, но, чем меньше ты говоришь людям, тем больше они на этом спекулируют. А мы, чёрт возьми, никогда ничего никому не рассказывали. Единственное, с кем мы имели дело — это несколько девушек из High School в San Fernando Valley».

Источник

Вернуться к списку новостей

Другие статьи по тегам

{% status[currentStream]['station'] %}

{% status[currentStream]['artist'] %}

{% status[currentStream]['title'] %}

НАШЕ Радио

{% artistOther('nashe') %}

{% songOther('nashe')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

RockFM

{% artistOther('rock') %}

{% songOther('rock')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Radio JAZZ

{% artistOther('jazz') %}

{% songOther('jazz')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Радио ULTRA

{% artistOther('ultra') %}

{% songOther('ultra')%}

{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}

Последние
10 песен

Закрыть
{% track.date_formatted %} {% track.artist %} / {% track.title %}