02.12.2016

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ THE ROLLING STONES

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью c участниками The Rolling Stones и продюсером Доном Уосом.

В пятницу, 2-го декабря, свет увидел новый альбом The Rolling StonesBlue & Lonesome”. Это первая студийная работа коллектива за 11 лет – предыдущая пластинка “A Bigger Bang” была выпущена в 2005-м году.

Новый альбом The Rolling Stones полностью состоит из классических блюзовых композиций. Среди них — песни Вилли Диксона, Хаулин Вулфа, Литтл Уолтера и других легендарных блюзменов.

В России пластинка “Blue & Lonesome” была выпущена при поддержке ROCK FM.

 

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью c участниками The Rolling Stones  и продюсером Доном Уосом.

 

 

 

Что альбом “Blue & Lonesome” рассказывает слушателям о The Rolling Stones?

 

Мик Джаггер: Этот альбом – дань уважения нашим кумирам, тем, благодаря кому мы решили посвятить себя музыке. Мы всегда пропагандировали любовь к блюзу – и не устаём это делать по сей день.

 

Ронни Вуд:  Я недавно говорил с Джесси Диланом (бизнесмен, сын Боба Дилана – прим. Rock FM) и он спросил меня – будет ли жить наше дело, или мы уже «вымирающий вид». Надеюсь, мы все-таки задаем стандарты для следующих поколений, и наша приверженность делу, наш энтузиазм и желание создавать музыку и гастролировать не умрут вместе с нами.

 

Кит Ричардс: Альбом “Blue & Lonesome” – квинтэссенция всех наших стремлений. Наконец, спустя 50 лет, мы все-таки записали блюзовую пластинку. Хотя не будем забывать, что именно мы в 1964-м году возглавили чарты с песней Хаулин Вулфа  “Little Red Rooster” – до нас никому не удавалось  занять первые места с блюзовой композицией. Мне всегда хотелось сказать, что я передал эстафету блюза следующим поколениям. Думаю, с “Blue & Lonesome” мне это, наконец, удалось.

 

Дон Уос: Для группы это прекрасная возможность вернуться к своим истокам, переосмыслить тот материал, с которого они начинали. The Rolling Stones – уникальная группа. Они всегда импровизируют. Нет никакого строгого плана, ни одна песня не играется одинаково дважды. Участники коллектива постоянно обмениваются идеями, они умудряются в любой импровизации сохранять целостность. Этому невозможно научиться, такое приходит с опытом.

 

 

Каким образом альбом, задуманный как пластинка с новыми песнями, стал в результате сборником каверов?

 

Мик Джаггер: Мы записали достаточно много новых песен. Но в один прекрасный день нам просто надоело их играть. Мы сыграли одну блюзовую композицию, затем другую… И я сказал  — давайте завтра запишем еще парочку. Процесс пошел очень быстро.

 

Кит Ричардс: Я был невольным зачинщиком этой истории. В октябре прошлого года я позвонил Ронни и сказал: «Разучи-ка песню “Blue And Lonesome” Литтл Уолтера!». В студии хорошо «разогреваться» песнями, которые мы все хорошо знаем, да и полезно иногда сыграть что-нибудь этакое, когда во время работы повисает неловкая пауза. Мы приехали в лондонскую студию, пару дней поработали над новыми песнями, а потом я сказал Ронни: «Самое время сыграть ту блюзовую вещицу!». И вдруг Мик подхватил: «А давайте еще Хоулин Вулфа сыграем!». И все, процесс пошел. Мика было уже не остановить. Так что альбом появился по чистой случайности.

 

Дон Уос: В каждом сеансе записи наступает момент, когда нужно сделать перерыв. Кит предложил сыграть песню Литтл Уолтера “Blue And Lonesome”, просто чтобы отвлечься. И это было великолепно — так сильно и душевно! Думаю, все были удивлены, когда мы прослушали запись. К концу первого дня у нас в запасе было уже шесть блюзовых песен, было очень интересно наблюдать, как The Rolling Stones играют композиции, которые исполняли в пабах в самом начале своей карьеры. Прежде чем мы успели осознать, что произошло, альбом уже был записан. Эта спонтанность придает пластинке особенный оттенок. У нас в планах не было записи альбома. Да, поклонники ждали этого десятилетиями, и сама идея витала в воздухе, но изначально мы собрались в студии совсем не за этим.

 

Чарли Уоттс: Писать песни очень сложно. И всегда мучаешься вопросом – хорошо ли ты сыграл? А в этот раз, вместо того, чтобы вымучивать одну песню, мы сыграли три или четыре за раз, и на следующий день еще три. Мик просто выбирал, что мы играем дальше, и запись продолжалась. Никто не озадачивался записью нескольких дублей. Мы не воспринимали этот процесс как работу над новым альбомом.

 

 

Как вы выбирали песни?

Мик Джаггер: Первой была песня “Blue & Lonesome” — это прямолинейный эмоциональный блюз,  который задевает за живое. Мне очень нравится эта вещь. Все играли ее с таким чувством! Оказавшись дома, я погрузился в свою коллекцию. Какие бы песни нам сыграть завтра? Я хотел выбрать что-то, не очень хорошо знакомое любителям блюза, что-нибудь любопытное. Я старался сделать подборку разнообразной по ритму, эмоциональному окрасу, эпохе.

 

Кит Ричардс: Я полностью доверился инстинктам Мика! Предоставил ему полную свободу и молился, чтобы ему на полпути все это не наскучило! Как только он завелся, наблюдать за ним было одним удовольствием. Я никогда не видел его таким вдохновленным – он вовлекал всех в процесс намного активнее, чем обычно.

 

 

Вам пришлось заново выучить эти песни или сработала мышечная память?

 

Кит Ричардс: Некоторые песни мы не играли со времен выступлений в клубах. Это было восхитительно. Не знаю, могу ли я их вспомнить, но мне и не нужно – мои пальцы помнят все. В этом есть какая-то особое ощущение свободы.

 

Чарли Уоттс: Я многие из этих песен не знал, но потом удалось что-то припомнить.

 

Ронни Вуд: Мне пришлось выучить некоторые песни. Какие-то из них были для меня в новинку – например, “Ride ‘Em On Down”, а какие-то я помнил на слух. Для некоторых песен мне достаточно было задать тональность, и я уже был во всеоружии. У нас не было плана действий. Кстати, для меня необычным выбором стала песня “Little Rain”. Я обычно пою ее вместо колыбельной своим малышкам (30-го мая текущего года жена музыканта Салли родила девочек-близнецов – прим. Rock FM).

 

 

В песнях Литтл Уолтера много партий губной гармошки. Мик, ты был готов к этому?

 

Мик Джаггер: Я не очень много играю на губной гармошке – я слишком ленивый. Если бы я знал, что нужно будет играть на записи, я бы неделями тренировался! Это вам не гитара или клавишные, где ты видишь, что делаешь. На губной гармошке приходится играть вслепую, языком нащупывая отверстия. В студии играть на иней намного легче, потому что все очень хорошо слышно. Я надел наушники, мы включили микрофон на полную, так что я слышал все нюансы. Когда я играю на губной гармошке во время концерта, я обычно вообще не слышу, что творю.

 

Кит Ричардс: Мик на этом альбоме раскрылся с лучшей стороны. Думаю, он единственный, кто может так играть на губной гармошке. Многие уже забыли, насколько он серьезный музыкант.

 

Дон Уос: Думаю, слушатели будут потрясены. Мик на самом деле виртуозно владеет губной гармошкой.

 

 

В записи песен “I Can’t Quit You Baby” и “Everybody Knows About My Good Thing” участвовал Эрик Клэптон. Как он оказался привлечен к работе над альбомом?

 

Ронни Вуд: Это был еще один поворот судьбы. Он сидел в сторонке, когда мы записывали одну из композиций, и мы его спросили – хочешь сыграть пару песен? У него в то время болели руки. Он сыграл одну песню перебором, а другую при помощи слайда. Эрик расцветает, когда играет с The Rolling Stones. Это настоящая магия. Для него огромное облегчение сбросить с себя бремя ответственности и побыть немного на вторых ролях, не принимать важных решений. Ему это нравится.

 

 

Как запись альбома “Blue & Lonesome” отличалась от обычной студийной работы The Rolling Stones?

 

Чарли Уоттс: Обычно, как только дело доходит до сведения и мастеринга, мы испытываем огромное искушение постоянно добавлять что-то новое в запись, и «душа» песни, ее настроение могут потеряться. С этим альбомом такого допустить было нельзя. И мы ничего не делали благодаря Дону Уосу. С ним вообще очень легко работать, он нас всегда поддерживает.

 

Ронни Вуд: В блюзе мне нравится непосредственность. Новую музыку, конечно, тоже интересно создавать, но для этого требуется намного больше времени.

 

Кит Ричардс: На этом альбоме очень мало обработки. Он вообще сам себя записал, как мне кажется. С таким материалом нельзя шутить. Мы никогда не записывали так много песен за такое короткое время, некоторые песни, например, “Blue And Lonesome”, были записаны с первого дубля, другие мы сыграли не больше двух-трёх раз.

 

Мик Джаггер: Достаточно весело играть песню без подготовки. Но в некотором смысле это утомительно. Ты не имеешь право на ошибку – если облажаешься, всех подведешь. Много проблем со звуком, когда все записываются в одной комнате – если Чарли слишком сильно бьёт по тарелкам, это заглушает мой вокал, и надо либо просить его играть тише, либо самому петь громче. Это сложно, но в то же время интересно! Альбом записан «живьем», но студия – уже сама по себе инструмент. Там столько оборудования, и наша задача заключалась в том, чтобы все звучало как в 1954-м, но с отголосками 2016-го!

 

 

Означает ли такой подход к записи, что техническое совершенство второстепенно по отношению к сохранению особой атмосферы песен?

 

Дон Уос: В случае с The Rolling Stones, технические вопросы всегда второстепенны. Эта группы лучше всего звучит, когда они импровизируют. Мы всегда старались сохранить ощущение целостности, когда вся группа играет одновременно. Думаю, когда музыканты исполняют чужие песни, они испытывают облегчение – им не нужно донести до слушателя какую-то свою идею, они могут расслабиться. Этот альбом сыгран полностью «вживую». Если там затесалась какая-то ошибка, мы ее оставляли. Если они сбивались, мы записывали по новой. Для The Rolling Stones это лучший способ записывать альбом. Такое под силу очень немногим. Это лишний раз доказывает, насколько они великие музыканты.

 

 

Когда вы записали 12 песен и раздумывали над следующим шагом, все ли поддержали идею сделать из этих записей альбом?

 

Чарли Уоттс: Я был за, но я вообще всегда считал, что нам нужно записать инструментальный альбом. The Rolling Stones – отличная блюзовая команда, и этот альбом – тому пример. Так мы звучим, если расслабимся. Я лично очень доволен альбомом. Я знаю, что Кит всегда хотел записать такую пластинку. Это достойная работа. Песни звучат аутентично. Мы их играли так, будто мы из Чикаго.

 

Ронни Вуд: Я очень доволен блюзовым альбомом. Это естественный шаг для группы. Для меня круг замкнулся – я прошел путь от поклонника The Rolling Stones до исполнения блюза  с ними.

 

Кит Ричардс: Альбом словно кричал «Выпустите меня!». Мы раньше ничего подобного не делали, и звучит пластинка великолепно.

 

 

Запись этого альбома напомнила вам те времена, когда вы слушали и играли блюз?

 

Кит Ричардс: Да, мы будто перенеслись в начало своего пути, у нас было настоящее дежавю.  Некоторые из этих песен мы не играли с 62-го или 63-го года. Мы исполняли их на концертах в то время. Это чикагский блюз 50-х. И хотя с того момента, когда мы в последний раз играли эти песни, минуло полвека, мои пальцы помнят их.

 

Мик Джаггер: Эта музыка в то время радикально отличалась от сладенькой попсы, которую все слушали. Она казалась вульгарной, приземленной, а ритмы и мелодии были намного интереснее, чем поп-музыка. Для моего поколения это было все равно, что рэп для белых детишек из хороших семей – что-то из другого мира. И сейчас мне эта культура намного ближе, чем когда мне было 19 лет. Я всю жизнь связан с этой музыкой и люблю ее.

 

Чарли Уоттс: Я играл джаз. Вообще-то, я не играл блюз до того, как присоединился к группе Алексиса Корнера. Мы исполняли песни Мадди Уотерса, а когда я присоединился к The Rolling Stones, в мой репертуар добавились песни Джимми Рида. Рок-н-ролл и джаз – это производные от блюза. Чак Берри – великий блюзмен, как и Луи Армстронг. Если вы играете джаз, вы играете блюз.

 

Ронни Вуд: Я получал пластинки из-за границы. Нам попадались в основном сборники, и я заслушивал их до дыр на проигрывателе, который стоял в моей спальне. Я старался скопировать Чака Берри, Элмора Джеймса, Хьюберта Самлина и других гитаристов.

 

 

Вы сыграли несколько песен из альбома “Blue & Lonesome” на фестивале Desert Trip. Планируете и дальше исполнять эти композиции на сцене?

 

Мик Джаггер: На стадионных концертах это сложно. Странно будет сыграть одну блюзовую песню, а потом вернуться к исполнению “Brown Sugar”, например. Это совсем другая музыка, и для нее звук должен быть выстроен совсем по-другому. Блюзовые песни легче играть все сразу – желательно тихо и в маленьком клубе.

 

Рони Вуд: Я легко могу это представить. Это естественный выбор для концерта в клубе. Я был бы рад, если бы удалось сыграть блюз на сцене.

 

Чарли Уоттс: Для этих песен нужно особое пространство – маленький клуб. Я лично никогда не ходил на стадионные концерты. Это самое странное место для того, чтобы слушать музыку. А между тем именно этим я и зарабатываю.

 

 

В начале 60-х группа The Rolling Stones популяризировала блюз, познакомив американских поклонников со свой собственной музыкальной культурой. Блюз в каком-то смысле остается маргинальным жанром. Как вы думаете, на какую аудиторию рассчитан этот альбом?

 

Чарли Уоттс: Конечно, сейчас это уже не модный жанр, но всегда найдутся любители джаза и блюза.

 

Дон Уос: Я впервые услышал блюз именно в исполнении The Rolling Stones. Я был уверен, что они изобрели этот жанр! Думаю, и в наши дни найдутся молодые слушатели, которые не знакомы с блюзом, послушают эту пластинку и захотят узнать больше об этой музыке. Это определённо глоток свежего воздуха – в наш-то век электронной музыки, оккупировавшей радиостанции! Если этот альбом не затронет струны вашей души – с вами точно что-то не так. Я дал послушать эту пластинку своему другу Райану Адамсу, он большой поклонник The Rolling Stones. По его словам, «сырой» звук – главный козырь «роллингов». Я уверен, альбом получит множество положительных отзывов.

 

 

Вы планируете выпустить продолжение этого альбома?

 

Кит Ричардс: Я с удовольствием сделаю что угодно, лишь бы инициатива исходила от группы. Мы никогда ничего не планируем. Альбом “Blue & Lonesome” получился сам собой. У The Rolling Stones все происходит спонтанно: если микрофоны включены и все в деле – нужно ловить момент.

 

 

(Материалы предоставлены компанией Universal Music Russia)

 

Альбом “Blue And Lonesome” доступен в iTunes.