28.09.2016

25 лет «Монстрам Рока» в Тушино!

"Выступать в СССР Metallica и AC/DC согласились бесплатно", - Борис Зосимов о "Монстрах Рока в Тушино.

Ровно четверть века назад,   28 сентября 1991 года на поле аэродрома Тушино в Москве состоялся международный фестиваль “Monsters Of Rock” с участием актуальных западных звёзд: AC/DC, Metallica, Pantera  и Black Crowes (советскую сторону представляла группа E.S.T.).  Мы предлагаем вам интервью Евгения Штольца с  Борисом Зосимовым, главой корпорации “BIZ Enterprises”, организовавшей фестиваль «Монстры рока» в Москве. (Из архива Rock FM).

 

 

Е.Ш: Борис, расскажите, пожалуйста, как вам удалось заманить артистов высшей лиги в Москву, в неспокойный город, где, напомню, ещё недавно по улицам ездила бронетехника и была осуществлена попытка  государственного переворота.

 

 

Б.З: Такие вещи обычно делаются за полгода, за восемь месяцев. У нас получилось это сделать за три недели…Вообще это всё случайно произошло. На моём дне рождения [Борис Зосимов родился 2 сентября 1952 г. – прим.ред.] один приятель сказал: “ А не хотел бы ты увидеть в Москве «Металлику» и AC/DC?”. А я,  когда планировал свою дальнейшую жизнь, в блокнотик себе записал, что одну из крупных акций, которую я хочу сделать  — это «Монстры рока» в Москве. Там же в блокнотике было написано: Metallica и AC/DC. Я сказал: «Конечно, хочу» и подумал, «ну, смешно, весело..». А потом мне позвонили из Warner и спросили: «А кто вы такой вообще, молодой человек? За вас тут хлопочут.Говорят, что вы можете что-то сделать..». Ну, и я стал убеждать. Говорить с менеджментом «Металлики», AC/DC. Но самое главное, —  с руководством Warner, которому принадлежали эти группы. Их, в принципе нужно было убедить в том, что  фильм, который будет снят через месяц после путча, о том, как просыпается молодая и новая Россия и т.д. и т.п. Короче, всё это  дело за три  недели отменялось раз пятьдесят. То есть сначала звонок «да», потом звонок «нет», но я продолжал давить. Потом возник вопрос: «А где?». Я послал своих ребят, они нашли «Тушино».  Я преподнёс это как место, где  Сталин принимал военные парады. Их [Warner] это каким-то образом возбудило и они сказали: «Ладно, мы присылаем технического человечка. Если он скажет, что хоть что-либо возможно, то будем продолжать разговор..». А оставалось две недели буквально. Приехал человек, посмотрел на нас как на сумасшедших, потому что в «Тушино» не было не просто электричества, там ничего не было. Это было пустое поле. Мы, опять таки с русским авось, сказали: «А мы всё сделаем!». Человек этот пообщался, посмотрел и уехал. Через несколько дней звонок: «Ну, давайте, пробуем!»

 

Е.Ш: Удивительно! Но одно дело договориться музыкантами, а ведь ещё есть вопросы логистики, проблемы с визами, проживанием-питанием.

 

 

Б.З: С музыкантами обычно в таких случаях [ о выступлениях] не договариваются. Обычно решают не музыканты. Хотя группы такого уровня, как «Металлика» и AC/DC, конечно, могут повлиять на решение… Но им было крайне любопытно посмотреть, что происходит в России, поэтому они согласились приехать практически бесплатно. А визы…Как вам сказать…То, как это происходило, сейчас такое не просто невозможно, об этом даже думать нельзя. У меня прошло 24 фуры через границу, через Брест, вообще без  таможенного оформления. Я написал письмо на бланке “BIZ Enterprises”, что «прошу пропустить 24 трака [грузовика] с оборудованием для групп AC/DC, Metallica, Pantera…С уважением, Борис Зосимов». Не было ни скайпов, ни интернета, ни мобильных телефонов…Я послал с этим письмом человека в Брест, дал ему 100 долларов  и сказал ему: «Вот что хочешь делай, но чтоб эти фуры прошли  границу».  Человек оказался способным, талантливым. Поехал, договорился, убедил. Потом, ещё одна проблема гигантская, чтобы перевезти ещё аппаратуру, нужны были два «Руслана»  огромных [«Руслан» — самый крупныйна то время  в мире серийный грузовой самолёт]. Эти «Русланы» в то время в Москве не квартировались, они стояли в Киеве. Сейчас, насколько я знаю, чтобы арендовать такой самолет, нужны миллионы долларов. Тогда мне это стоило пять тысяч долларов, мы сумели договориться через моих киевских друзей…Понимаете, такое время было. Одна страна ещё не кончилась, а другая ещё не началась. И вот эти два «Руслана» загрузили в Барселоне и сюда привезли, тоже без растаможки. Американцы на всё это смотрели, как на тихий ужас, не понимая вообще, что происходит. Они не понимали, как такое может быть! Потом, 300 человек: артисты, съёмочная группа, технический персонал, должны пройти через границу в Шереметьево. Ни у кого виз нету. Я опять пишу бланк: «Прошу пропустить через границу для проведения культурно-массового мероприятия следующих граждан США, Канады…» и пофамильный список, 300 человек. Они прибывают в Шереметьево, я посылаю очередного своего бойца, звоню руководителю таможни, говорю: «слушайте, ребята, ну, вот такая ситуация…Ельцин-Горбачёв…», я уже не помню, что я тогда нёс. В итоге, эти 300 человек прошли. Metallica летела чартером и села не в «Шереметьево-2», а в «Шереметьево-1» и четыре часа сидела в аэропорту на лавочках, ждали, когда их найдут.

 

Ещё одна смешная деталь, вы будете смеяться, но помог мне всё это сделать Юрий Владимирович Никулин. Когда мне  нужно было попасть к вице-мэру Ю.М.Лужкову с этой идеей, надо мной смеялись, мол, «на ваших этих рокеров придут посмотреть человек сто». Юрий Владимирович попросил Лужкова посодействовать, «дайте молодёжи провести» и .т.п. Ну, Лужков мне говорит: «Борь, я гарантирую, что там больше двухсот человек не будет». Я ему: « А я вам гарантирую, что там будет больше 100  тысяч человек».  Когда стало ясно, что всё получается, у меня на рекламу оставалась всего неделя. Я сумел договорится с телеканалом «Россия» и они каждые несколько часов объявляли о концерте. Никто, конечно, не верил. Думали, что это чушь. Потом люди поехали в Тушино, видели, что там началось дикое строительство, сцена и прочее, строился реальный город. Причем, всю неделю до концерта шёл сильнейший дождь. Американцы с грустью на всё это смотрели. Я им говорю: «Гарантирую, что в день концерта дождя не будет». Они мне: «Да ладно, не смеши нас. Ты и так уже нас до такой степени  рассмешил, что мы не знаем, что делать». . Мы договариваемся с лётным отрядом, который разгоняет тучи, приезжаем утром на поле. Дождь, который лил всю неделю, прекратился. Американцы уже смотрят на меня с некоторой опаской. Я дальше стал уже немножко издеваться над ними: «Самое смешное, что сразу после концерта, дождь хлынет как из ведра».  Когда так и произошло, они стали меня сторониться, потому что у них такой практики [разгона туч] не существует.

Помимо смешной, была и страшная сторона всего этого. Вырвавшееся на свободу чувство агрессии ребят, которые ночевали там, приехав со всей страны. Было полмиллиона человек там. «Металлика» до сих пор считает этот концерт своим  лучшим. Они мне сами об этом говорили, когда я ездил в Лос-Анджелес монтировать фильм [ фильм “Monsters Of Rock In Moscow”, режиссер Wayne Isham, 1992].

 

 

Е.Ш: Это, кстати, видно по глазам Джеймса Хэтфилда во время концерта… А расскажите, пожалуйста, Борис Гурьевич, про тот знаменитый эпизод, когда вы обратились со сцены к зрителям, пригрозив остановить шоу, если беспорядки не прекратятся.

 

Б.З:  У нас не было другого выхода, потому что во время выступления группы Pantera народ очень завёлся…И я повторяю, это была не злобная агрессия. Это был выплеск энергии, стресса  после тех трёх дней августа. Пацаны кидали бутылки в милицию. Милиция и военные им отвечали. Кстати, следующей группой после «Пантеры» должны были выступать Motley Crue. Моё счастье, что  они в последний момент отменились и вместо них приехали The Black Crowes. А сумасшествие началось во время выступления E.S.T., сменивших «Пантеру». Я вышел тогда и сказал: «Ребята. Мы жили ради этого много лет, чтобы увидеть «Металлику» и AC/DC. Вы можете лишиться сейчас этой возможности. Я остановлю концерт, потому, что я не хочу идти в тюрьму, я не хочу, чтобы кто-то из вас пострадал…». И это подействовало. Плюс, мне очень помогли Black Crowes. Они вышли, начали играть свой медленный блюз и как-то всё успокоилось. Ну, а когда вышла «Металлика», не то что у меня, у Лужкова глаза полезли на лоб. Такая была энергия, она буквально сбивала с ног. Когда смотришь на всё это со сцены, на людей, у которых сбылась мечта…Это счастье! Я этого не забуду.

 

 

Е.Ш: Скажите, сегодня, спустя почти четверть века, оглядываясь назад, вас не охватывает оторопь от того, какую махину вы запустили тогда, при почти полном отсутствии цивилизованный инфраструктуры: без масштабной рекламной кампании, пиара, и , к тому же, в такие кратчайшие сроки? Согласитесь, что после «Монстров рока» в Тушино в новой России ничего подобного по масштабу реализовано так и не было.

 

Б.З: Если б я тогда хоть на секунду об этом задумывался, то ничего бы получилось. Да и времени на это не было. Мы в то время никто не спал все три недели до концерта. Постоянные телефонные переговоры, «за», «против»…Поиски места. Из сегодня действующих людей, моей правой рукой тогда был Эдик Ратников [ныне глава концертного агентства T.C.I.}. Недавно мы с ним встречались., вспоминали, смеялись. Насколько это было…Насколько это нереально сейчас даже подумать!

 

 

Е.Ш: Сейчас модно отмечать юбилеи. Круглые даты праздновались у фестивалей в Вудстоке, Rock In Rio. В 2016-м  году «Монстрам рока в Москве» исполнится 25 лет. Не замахнуться ли и вам на четверть вековой юбилей?

 

Б.З: Идею дали, спасибо вам огромное, может что-нибудь придумаю.

 

 

(Телефонное интервью С Борисом Зосимовым  записано   28 сентября  2015 года)

 

Воспоминания очевидцев.