23.09.2013

Metallica

Накануне выхода в российский прокат 3-D фильма “Metallica: Сквозь Невозможное” продюсерROCK FM Ксения Смирнова пообщалас

Накануне выхода в российский прокат 3-D фильма “Metallica: Сквозь Невозможное” продюсерROCK FM Ксения Смирнова пообщалась с музыкантами коллектива: Ларсом Ульрихом и Робертом Трухильо.

Как вам пришла в голову идея сделать 3D-фильм, в котором сюжет переплетается с концертом? Кто автор концепции?

Ларс Ульрих: На протяжении 15 лет мы хотели снять такой фильм, который можно было бы показывать в кинотеатрах в 3D. И 4 года назад мы собрались и сказали «Давайте сделаем это». Мы хотели создать этакий гибрид концерта и вымышленной истории. Режиссер и сценарист Нимрод Антал придумал главного героя Трипа и сюжет, действие которого разворачивается в пост-апокалиптическом мире. Так что можно сказать, что он – автор идеи фильма. Но мы просто знали, что, если уж мы хотим сделать масштабное кино, то оно должно отличаться от всех остальных: не в стиле Metallica делать фильм, который был бы таким же, как у других. Нам хотелось создать что-то особенное.

 

Фильмом «Metallica: сквозь невозможное» вы задаете новый стандарт рок-фильма. Как думаете, кто-нибудь попробует сделать что-то похожее?

Роберт Трухильо: Надеюсь, наш фильм вдохновит новые группы, и вообще всех музыкантов, сделать что-то новое и интересное. Мы-то сами просто сумасшедшие, мы не можем контролировать себя, свою страсть к музыке, а теперь еще и к кинематографу. Мы ставим перед собой прекрасные творческие задачи. Тем более что сейчас, с развитием визуальных медиа фанаты все большего ожидают от музыкантов. Это необязательно должно быть 3D, которое достаточно дорого сделать, но мне хотелось бы, чтобы группы большее внимание уделяли видеоряду, потому что одно дело – клипы на песни, и совсем другое – создать саундтрек к чему-то именно визуально интересному.

 

Среди фанатов Metallica много молодежи, а ведь группа существует уже больше 30-ти лет. Чем, по-вашему, можно объяснить этот неугасающий интерес к вашему творчеству и разнообразие фанбазы – от подростков до стариков?

Роберт Трухильо: Любопытно, что когда я присоединился к группе 10 лет назад, у нас были разговоры на эту тему – о том, что наша фанбаза стала меньше за последние годы. Как раз должен был выйти альбом “St.Anger” (2003), и были опасения, связанные с успехом этого релиза. Но я думаю, “St.Anger” был успешен уже хотя бы потому, что он показал  — Metallica вернулась. Дело тут было даже не в альбоме, а в самом факте: вот, у нас новый бас-гитарист, и мы существуем. Потом, когда мы работали над “Death Magnetic” (2008), нам предстояло новое испытание – это был первый альбом, над материалом для которого мы трудились все вместе(Хэтфилд, Ульрих, Хэммет и Трухильо).  И, по-моему, это самый успешный альбом со времен “The Black Album” (“Metallica”, 1991):  он хорош уже хотя бы потому, что благодаря ему мы приехали в Россию, установили связь с фанатами в Китае – мы как раз были в Шанхае две недели назад. Этот альбом открыл для нас многие двери, дал нам возможность записать альбом с Лу Ридом, устроить свой собственный фестиваль (“Orion Music + More” 23-24 июня 2012), снять такой масштабный фильм, как «Metallica: сквозь невозможное»… “Death Magnetic” вдохнул в нас новую жизнь.

 

 

На пресс-конференции вы намекнули на релиз нового альбома Metallica. Чего мы можем ждать от звучания новой пластинки? Будут ли какие-то эксперименты? Помнится, звучание “St.Anger”  вызвало на момент релиза много дискуссий и споров. А что сейчас определяет звучание Metallica? Многие рок-музыканты в наши дни заигрывают с электроникой.

Роберт Трухильо: Вообще, приятно знать, что аудитория интересуется этим вопросом: ведь часто, когда группа существует столько лет, людям уже не нужны новинки — они хотят слышать только старые песни. Но от нас ждут нового альбома, так что мы готовы принять вызов и приступить к работе над ним в следующем году. Что касается звучания, релиз каждого альбома вызывает дискуссии. Когда вышел “…And Justice For All” (1988) были споры о звучании бас-гитары и бочки (бас-барабан). Но у каждой песни Metallica всегда свое уникальное звучание, своя динамика, так что мне сложно сказать, что будет дальше. Может быть, будет много тяжелых басов – моих партий!

Ларс Ульрих: Не думаю, что на нашем следующем альбоме можно будет услышать какую-то электронику. Не то чтобы я был против электроники в целом – я уважаю и ценю этот жанр, но мы живем в своем собственном маленьком мире, в котором нам очень комфортно, и после альбома “Death Magnetic” было бы удивительно, если бы наша следующая пластинка как-то радикально отличалась по звучанию от наших предыдущих альбомов.

Значит, эксперименты не любите?

Ларс Ульрих: Нет, почему же. Мы за свою карьеру много экспериментировали со звучанием. “Death Magnetic” стал первой пластинкой, в создании которой мы вдохновлялись прошлымMetallica. На всех предыдущих альбомах мы всегда старались сделать что-то новое, а когда работали над “Death Magnetic”, продюсер альбома Рик Рубин сказал нам: «Это нормально – искать вдохновение в своем прошлом». И до сих пор, 5 лет спустя, этот альбом, с моей точки зрения, звучит просто фантастически. Поэтому если меня спросить сегодня – нет, не думаю, что на нашем новом альбоме будет какая-то электроника, но это совсем не значит, что мы не будем рисковать – мы очень импульсивны. Так что когда я через пару лет вернусь в Москву с новым альбомом – тогда можно будет обсудить это подробно, а сейчас я просто не знаю точно, чего можно ждать от новой пластинки.

Роберт Трухильо: В этом и состоит прелесть Metallica – мы экспериментируем со звуком, может быть, иногда расстраивая этим фанатов, но, в конце-концов, это создает нашу особую мистику.